УРОКИ ПО ЭТИКЕ И ПРАВУ ОТ ВЫСОЦКОГО

Мартышкин Василий Николаевич, заслуженный юрист Республики Мордовия, почётный работник судебной системы, доцент кафедры международного и европейского права Национального исследовательского Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарёва, член Центрального совета Общероссийской общественной организации «Российское объединение судей», заместитель председателя Верховного Суда Республики Мордовия (Россия, Саранск), E-mail: martyshkinvn@mail.ru , сот. (8-927-276-12-02)

УРОКИ ПО ЭТИКЕ И ПРАВУ ОТ ВЫСОЦКОГО.

высоцкий, Владимир, семенович,Аннотация: В статье рассмотрены некоторые этико-правовые аспекты творческих встреч известного артиста театра и кино В.С. Высоцкого с военнослужащими, ветеранами, студентами.
Ключевые слова: право, юридическое образование, выбор профессии.

В творчестве знаменитого поэта и актера В.С. Высоцкого значительное место занимают произведения, воспевающие высокое патриотическое правосознание, нерушимые нравственные ценности, соблюдение этико-правовых стандартов поведения. И в особенности с ветеранами войны и труда, военнослужащими и студентами, его толерантное и уважительное отношение к языкам других наций и малых народностей. Вообще Высоцкий был довольно скромен и прост в общении. Счастливый случай подарил мне памятную встречу с этим легендарным человеком.

 

Лыжи от Высоцкого

Это произошло в 1973 году. Мне было 19 лет, службу нес в образцовой сержантской школе Московского военного округа. Учебный центр располагался в лесу. В гости к курсантам часто приезжали знаменитости. Но однажды морозным февральским днем 1973 года случилось настоящее чудо — командование пригласило артиста знаменитого театра на Таганке и кино В.С. Высоцкого! Это был смелый поступок руководства воинской части! Ведь в качества барда он так и не получил официального признания. Хотя его песни пела вся страна. В зале собрались курсанты, офицеры…
Высоцкий вел себя просто и непринужденно. Исполнял в основном военные песни. Рассказывал о своем отце – фронтовике, Семене Владимировиче Высоцком, гвардии полковнике, награжденным 28 орденами и медалями. Восторженно говорил о брате отца – Алексее Высоцком, также фронтовике, подполковнике – орденоносце. Считал, что его характер в «дядю Лешу» – такой же прямой, независимый, не терпящего фарисейства, то есть, когда говорят одно, а делают другое. В армии я впервые услышал и о другом Владимире Семеновиче Высоцком — дедушке барда, который имел три высших образования, в том числе закончил юридический факультет Киевского университета, работал в адвокатской конторе и знал три европейских языка (польский, немецкий, французский). Друг детства — Анатолий Утевский, с которым В. Высоцкий проживал в Москве на Большом Каретном, был также по образованию юрист. Удивительно, но факт! Именно Высоцкий в тот день повлиял на выбор жизненного пути. Произошло это так.
Творческий вечер актера подходил к завершению, когда из зала подали несколько записок. Высоцкий озвучил одну из них. Она содержала коллективную заявку исполнить песни из раннего репертуара Высоцкого на «правовую» тему: «Наводчица», «Про Уголовный кодекс», «Я часто думаю о судьях…». Воспользовавшись небольшой паузой, замполит пригласил «подписантов», одним из которых был я, с просьбой исполнить «Про Уголовный кодекс», в служебное помещение. На его вопрос: «О чем песня?»,- испытуемые хвалили текст, а офицер требовал конкретизировать содержание песни.
Один из курсантов кратко пересказал текст песни «Наводчица»… Замполит справедливо возмутился: «А где же здесь правовая тематика?». Поговорили, вернулись в зал.

Мартышкин В.Н.«Есть ли возражения против «правовой» заявки?» — спросил Высоцкий.
Не будучи уверен в «благонадежности» содержания остальных заявленных курсантами песен, офицер выступил против, причем (автор:1973г.,Солнечногорск) объяснил свою позицию весьма топорно… Гомерический хохот курсантов и офицеров Высоцкий воспринял как одобрение заявок. Однако он пошел на компромисс: вместо песен на «правовую» тему предложил поучительные были о законности, рассказанные ему дедом-юристом. Тогда я впервые услышал о городе, с которым позже связал свою судьбу!..
В заключение встречи, Высоцкий по просьбе командира части вручил наиболее отличившимся военнослужащим, среди которых был и я, армейские призы. Передавая мне облегченные гоночные лыжи, поскольку на окружных соревнованиях я защищал честь части в лыжных гонках, Высоцкий напутствовал: «Пожелаю сержанту Мартышкину, как минимум, выполнить норматив кандидата в мастера спорта СССР». (Забегая вперед, признаюсь, что значительно позже, 19 марта 1978 года, на республиканских соревнованиях в Татарстане на марафонской дистанции 50 километров, будучи чемпионом Казанского университета по лыжным гонкам, этот наказ артиста я выполнил с результатом: 3 часа 45 минут 8 секунд).
А тогда, в 1973 году, Владимир Семенович, сам того не подозревая, был первым, кто ввел меня в профессию юриста. Вручая лыжи, между прочим поинтересовался планами на «гражданке». Я признался, что, по примеру деда Высоцкого и его школьного друга, намерен получить высшее юридическое образование, однако стесняюсь неблагозвучной фамилии, которая едва ли украсит избранную профессию. «Запомни, сержант, профессия юриста не терпит украшений, — сказал мне Владимир Семенович. — Не фамилия и должность красит человека, а он их — своими добрыми делами и правильными поступками». Перебирая струны гитары, он исполнил четверостишие из собственной песни: «У меня было сорок фамилий, у меня было семь паспортов, меня семьдесят женщин любили, у меня было двести врагов…» [1,с. 34].
После армейской службы, в 1974-м, я поступил на работу в Пестречинское лесничество Лаишевского лесхоза Татарстан в качестве рабочего (вздымщика), то есть вернулся на свое прежнее место до службы. Участвовал в спортивных соревнованиях за районную команду «Урожай» и на республиканских соревнованиях, был внештатным корреспондентом районной газеты «Вперед». Мой педагог, Ивойлов Андрей Поликарпович, (8 октября 2017 года ему исполнилось 99 лет), помогал мне тогда в подготовке к поступлению в КГУ.
Причем лесхоз выдал направление для поступления на отделение журналистики в университет, но я решил взять «юридическую крепость» и это удалось! На армейском подарке от «Высоцкого» я, став студентом КГУ, успешно выступал на республиканских соревнованиях. На сборы команда лыжников КГУ под руководством талантливого тренера Ю.В. Козлова ежегодно вылетала в Новосибирск — в Академгородок. Однажды преподаватель Мишин во время межфакультетских соревнований «Гонка патрулей», случайно сломал одну лыжу.
И вновь помог В.С. Высоцкий, словно ангел, сошедший с небес. В октябре 1977 года он приехал в Казань на гастроли. В составе студенческого актива его встретили. Он узнал «сержанта-лыжника» и поинтересовался армейским «подарком». Разговорились. Сообщил ему об учебе на юридическом факультете, что вхожу в сборную команду университета. И даже о сломанной лыже сказал. Он поинтересовался, правда ли, что наш факультет в городе называют не иначе как «спортфак с юридическим уклоном и углублённым изучением иностранного языка». Это было действительно так, благодаря фанату спорта — «самого спортивного декана юрфака» КГУ профессора Виктора Павловича Малкова.
Высоцкий был приятно удивлён, что его рассказ в сержантской школе о выдающихся юристах, в том числе о школьном друге и дедушке, оказал такое позитивное влияние на меня при выборе профессии. Он обещал посодействовать в приобретении спортинвентаря, достойного для спортсмена-юриста. И надо же такому случиться, что вскоре после отъезда Высоцкого из Казани тренер сборной КГУ – заслуженный работник физической культуры и спорта России Ю.В.Козлов — привез из Москвы студенту-юристу с «неблагозвучной фамилией» за символическую плату в одну копейку импортные пластиковые лыжи фирмы «Фишер» — подарок члена сборной страны лыжника Федора Симашова — уроженца Татарстана.
Позже, работая по юридической специальности в Мордовии, выступал на этих лыжах на межведомственных соревнованиях. «Драгоценный» спортинвентарь храню до сих пор.
У Владимира Высоцкого было удивительное свойство, предназначение — притягивать к себе творчески — одаренных людей, в какой бы он социальной среде и месте не находился. Об одной такой памятной встрече поэта и барда В.С. Высоцкого с талантливым юношей из Саранска — Ромашкиным В.И., хочу рассказать особо, но все по порядку…

Зов «Торамы»

Ромашкин В.И.

(Саранск, 1995г.: автор и Ромашкин В.И., справа)

Мордовская фамилия Ромашкин в нашей республике ассоциируется со знаменитым нашим земляком юристом Петром Семёновичем Ромашкиным (28.06.1915-04.07.1975) — членом-корреспондентом Академии Наук СССР. Будущий академик с отличием окончил Казанский правовой институт (1936г.), работал судьёй Ардатовского и Рузаевского районов Мордовии (май 1934 г. по сентябрь 1937г.). Окончил аспирантуру при Московском юридическом институте и успешно защитил в 1940-м кандидатскую, а затем и докторской диссертацию (1951г.). П.С. Ромашкин преподавал в Правовой академии, Московском юридическом институте, Военной юридической академии (1938-1941), а также в качестве профессора на кафедре уголовного права юридического факультета Московского университета им. М.В. Ломоносова (1952-1958). Он работал в аппарате Совета Министров СССР (1939-1958). В том числе 10 лет работал заведующим юридическим отделом, под непосредственным руководством Председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина. Затем директором института государства и права Академии наук СССР (1958-1964), был членом Научно-консультативного Совета при Верховном Суде СССР. Юрист Ромашкин награждён орденами: Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, Дружбы Народов и множествами медалей [2,с.4].
Поэтому, когда в студенческую пору (1975-1980), в спортзале клуба им. Менжинского во время спарринга по «киокушен–карате», я познакомился с Владимиром Ивановичем Ромашкиным, он рассказал, как фамилия именитого юриста-мордвина помогла ему поступить в секцию каратэ. О том, что В. Ромашкин — студент Казанской консерватории, а юрист-академик П.С. Ромашкин никакой ему не дядя, кроме меня, никто в секции не знал. В группу контактного карате набор осуществлялся по рекомендации «компетентных» органов и из военных училищ, дислоцирующихся в Казани. Владимир Ромашкин, только ему известным способом, смог получить «квоту» в эту секцию за курсанта военного училища.
В октябре 1977 года автор этих строк, Ромашкин В.И. и его землячка, моя сокурсница прибыли в Зеленодольск (город-спутник Казани) на концерт В. Высоцкого. Выступал он в местном Дворце культуры с весьма короткой программой. В ходе своего творческого вечера, бард напомнил, как в годы войны мать, Нина Максимовна, из Москвы увезла его в Оренбургскую область, недалеко от Бузулука. И там, со слов мамы, он с обидой выговаривал ей: «Ты все обещала в Казанию, в Казанию (то есть в Казань) отвезти, а сама в какой-то Музулук…».
В фойе к Высоцкому обратился ветеран войны и труда: «Владимир Семенович, спели – то по времени — на целковый (один рубль), а я за встречу с Высоцким целых три рубля заплатил». Молча расчехлив гитару, Высоцкий там и продолжил своё выступление. Он пел, пока за ним не прибыла автомашина. Затем он обратился к ветерану: «Я отработал ваши два рубля?..».
Мой товарищ, Владимир Ромашкин – восторженный поклонник гостя, восхищаясь его тактом и почтительным уважением к ветерану, восклицал на мордовском языке: «Вот цёра (мужчина)! Вот ломань (человек)!».
Видимо, полагая, что в адрес артиста выражаются неприлично, некто попросил администратора пригласить дежурного милиционера. Высоцкий, услышав это, пристыдил «защитника»: «Уважаемый, вы живете в Советском Союзе, но не можете отличить мордовскую речь в похвалу артисту от хулы в его адрес…». Остановившись около Владимира Ромашкина — высокого, костлявого и улыбчивого, с горящими от любопытства глазами, Владимир Семенович произнес: «Цёра» и «Ломань» — так меня ещё никто не называл! По глазам вижу: вы – не только обаятельный, поэтичный мордвин, но и даровитый студент. Не про такого ли классик писал другу: «Поэтичный мордвин, талантливый малоросс…». Услышать такую похвалу от самого Высоцкого! Счастливее студента в тот вечер не было. На следующее утро в Казанской консерватории фамилия эрзянского юноши была у всех на устах. В одночасье став знаменитым, Владимир не зазнался. Наоборот, в библиотеке мы отыскали источник этой цитаты. («Маркс К. Письмо Ф. Энгельсу от 12 февраля 1870года»)[3,с.363]. И неожиданно уличили Маркса в «плагиате». Фраза была заимствована им из работы Василия Берви-Флерковского, в которой тот описал положение рабочих в национальных окраинах царской России. Берви интересен для исследователей ещё и тем, что был однокурсником Л.Н. Толстого, с которым учился на юридическом факультете в Казанском университете. В последующем юрист Берви написал повесть «В глуши» о жизни мордовской деревни, опубликованной в журнале «Современник» в 1856 году [4,с.164].
Владимир Семенович весной 1979 году вновь посетил город, в котором учились видные деятели науки и культуры: Г.Р. Державин, Н.И. Лобачевский, С.Т. Аксаков, Л.Н. Толстой, А.М. Бутлеров, В.И. Ульянов – Ленин»… «Казанский университет – страна вечной юности, где учится талантливая молодежь…» — говорил он при встрече. Высоцкий в очередной раз «окунулся в Казани в трепетный для сердца мир альма-матер и будто слетал в космос…» [5, с.30].
В тот — последний приезд, за год до смерти, Владимира Семеновича студенты казанских вузов, по обыкновению, пригласили его к себе выступить с концертом. У него поинтересовались: «Откуда произошла фамилия Высоцкий?». «По-видимому, от городка Высокое (Брестская область в Белоруссии), откуда и пошел род… Наряду с отечественной версией, — продолжил он, — существует и более древняя гипотеза происхождения». Владимир Семенович, словно в подтверждение сказанного, улыбнувшись, шутливо продекламировал незаконченный стих: «В дни, когда все устои уродские превращались под силою в прах, в Риме жили евреи Высоцкие, не известные в высоких кругах…».
Мой друг, Владимир Ромашкин, тогда же спросил Высоцкого: «Какой бы вопрос вы задали себе на творческом вечере?». Он ответил: «Правовой, на который хотел бы получить ответ: сколько мне еще отмерено годов, месяцев, дней?»[6,c.136].
В отличие от осени 1977 года, когда Высоцкий в течение недели давал по три концерта в день, последнее его пребывание в Казани было скоротечным. После выступления в Молодежном центре, певец почувствовал недомогание и прекратил концерты. На вопрос кумира миллионов людей, заданный в Казани самому себе, ответили произошедшие вскоре события. Его не стало 25 июля 1980 года. В это время в Москве проходила летняя Олимпиада, а мы, выпускники, проходили сборы по военной кафедре и не смогли проститься с ним. В том же году приехал работать по направлению в Мордовию, к моему товарищу Володи Ромашкину, с которым часто вспоминали своего кумира.

…В «лихие» 1990-е, я выполнял служебные обязанностей по рассмотрению уголовных дел в отношении членов организованных преступных группировок. И в самых тяжелых жизненных ситуациях помогали песни Высоцкого. В них есть честность, искренность. От его правды щемит сердце. Каждое слово высечено, словно в камне. Вдуматься только: «Если мяса с ножа ты не ел ни куска, если руки сложа, наблюдал свысока, а в борьбу не вступил с подлецом, с палачом, — значит, в жизни ты был ни при чём, ни при чём!».
По большому счету именно Высоцкий сыграл решающую роль в выборе моего жизненного пути, о котором я еще ни разу не пожалел. В дни памяти поэта приношу цветы к его бюсту, установленному в Пушкинском парке города Саранска. Как и 44 года тому назад в Московском военном округе, всплывает в памяти не по Уставу заданный поэту неловкий вопрос: «Кого чтит Владимир Высоцкий, кто его кумир?». Он ответил строкой из стихотворения «Четыре нации» Александра Ивановича Полежаева (1804-1838), уроженца Мордовии: «В России чтут царя и кнут…», а кумир у меня один — Александр Сергеевич Пушкин…». О Пушкине — единственном кумире поэта напомнила в книге «Владимир, Прерванный полёт…» и жена Высоцкого — Марина Влади.

Ромашкин В.И., торама, Саранск

2001г., Саранск, коллектив «Торама»: первый справа Ромашкин В.И.

Знаете, о чем я думаю в эти минуты в Пушкинском парке города Саранска? Мечтаю, чтобы рядом с ним был установлен бюст Владимира Ромашкина, а этнографическую, неординарную, необыкновенно — талантливую и самобытную музыкальную группу назвали в его честь. «Поэтичный мордвин» в 1990 году создал всемирно известный мордовский ансамбль «Торама» (название древнего мордовского музыкального инструмента), ставший визитной карточкой Мордовии, и вполне этого заслуживает. Мы не должны забывать истинных творцов — тех, кто внес большой вклад в нашу культуру! К тому же и трое детей Ромашкина откликнулись на зов «Торамы» и пошли по его стопам. В созданном им творческом коллективе с юношеских лет

работал старший сын – Виталий, а затем он продолжил учебу на юридическом факультете в Таллине, ныне проживет в США. Музыкальное творчество в этом фольклорном ансамбле, который в 2016 году был номинирован на первую премию мировой этнической музыки в России – Russian World Music Awards, вот уже более 27 лет продолжает и младший сын Владимира Ивановича – Андрей, художественный руководитель этого коллектива. Великолепной игрой на скрипке радует зрителей дочь В. Ромашкина – Галина.

2000, группа, Торама, Эстония, Вильянд

2000г., группа «Торама», Эстония, г. Вильянд

В далёком 1996-м, нам неожиданно представилась возможность выступить на телевидение в Москве.
Владимир Ромашкин решил поведать о творчестве самобытного мордовского ансамбля «Торама». Древняя легенда «Зов Торамы» гласила: когда враги снова нападут на мордву, герой народного эпоса — правозащитник Тюштя с помощью волшебного рога – Торамы протрубит и предупредит о вторжении. И с тех пор этот инструмент стал на мордовской земле символом единства, храбрости, послушания и надежды, а для участников «Торамы» волшебный рог – знак бережного отношения и наследия предков.

1996г., группа «Торама»,Финляндия 2000г., группа «Торама», Эстония, г. Вильянд
По приглашению тележурналиста Михаила Кожухова, в записи передачи «Сделай Шаг» на ТВ-6, 2 июня 1996 г. приняли участие три участника, совершившие значимые поступки, то есть «сделавшие шаг». Ведущий Михаил Кожухов первым слово представил «Судье из Саранска» и я рассказал телезрителям историю, посвященную проблемам защиты свидетелей и потерпевших. В частности, о правовых новациях в судебной практике Верховного Суда Мордовии в ходе судебного заседания в 1993 году над членами ОПГ, расстрелявших в Саранске при исполнении служебного долга капитана внутренней службы А.В. Гагарина. Единственного свидетеля – очевидца убийства, на которого криминал объявил также «охоту», пришлось допросить «скрытно» от подсудимых, находившихся в зале суда, а свидетельница была в автобусе, откуда давала показания, то есть допрос велся судом вне визуального наблюдения. Тогда процессуальный кодекс не предусматривал такого «ноу-хао» в тактике допроса.

1996, группа Торама, Финляндия, 2000, группа, Торама, Эстония, Вильянд

1996г., группа «Торама»,Финляндия 2000г., группа «Торама», Эстония, г. Вильянд

Изложенные новации в ходе этой передачи, вероятно, были учтены законодателем при введении в действие с 1 июля 2002 года нового уголовно – процессуального кодекса РФ. В нем были закреплены нормы, которые предусматривали при необходимости обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля, их родственников и близких лиц право следователя и суда без оглашения подлинных данных о их личности провести опознание, допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля, потерпевшего другими участниками судебного разбирательства (ст.11, 166, 193, 277, 278 УПК РФ).
Тут следует напомнить, что после вынесенного сурового приговора в ноябре 1993 года убийцам А.В Гагарина — начальника отдела СИЗО №1 в городе Саранске, ночью был совершен поджог жилища председательствующего по делу. В этой квартире в тот момент, помимо судьи – автора статьи, находились члены его семьи: двое несовершеннолетних детей, жена и больная мать.
Тогда же, подожгли квартиру и начальника караула, не позволившего отбить у конвоя осужденных бритоголовыми молодчиками, которые напали прямо во время провозглашения приговора, а также жилище руководителя спецподразделения МВД Мордовии по государственной защите участников уголовного судопроизводства, бойцы которого около двух лет защищали судью, его семью, свидетелей по делу. Поводом для установления мер безопасности участникам судопроизводства явились названные выше обстоятельства и направленное письмо анонима в Верховный суд республики за подписью «Охотник», которое начиналось словами: «Судья, умоем кровью…», была нарисована виселица с болтающимся телом. Журналисты «Известий Мордовии» и собственный корреспондент центральных «Известий» Игорь Корольков, побывавшие в данном судебном заседании, и непосредственно увидевшие всё происходившие без купюр, описали эти события в своих изданиях от 20.11.1993г., 21 и 24.01.1994г. — в очерке «Охота на судей» и «Охота на судей продолжается». Об этом уникальном уголовном деле на НТВ был выпуск передач «Внимание! Розыск!» и снят документальный фильм «Охота на судей», который демонстрировался 10 ноября 2007 года по НТВ. А еще раньше — в 1997-м, в России вышла книга — «Бандиты времен капитализма» Ф.Раззакова, где также были описаны события тех дней в Саранске. [7,с.304]. В Молдавии книга журналистки об этом проведённом судебном процессе в Саранске над членами организованной преступной группировкой «Щукари» называлось – «Автобус».

2016, Москва, Торама, Якубович, Поле чудес

2016 г., Москва, « Торама» в гостях у Л. Якубовича на «Поле чудес»

Вот при таких драматических событиях, происшедших в Саранске пригласили на телевидение и мы с Ромашкиным приехали в Москву. Там Ромашкин с руководителем телевизионного проекта обсудил предполагаемые сроки выступления творческого коллектива «Торама», популярного в Прибалтике, Финляндии, Скандинавии, в Европе, Англии, Шотландии. Однако болезнь и внезапная смерть 29 августа 2002 года руководителя и одного из солистов «Торама» Владимира Ромашкина помешала осуществить задуманное.
О профессионализме мордовского коллектива «Торама» и его высокой роли в деле укрепления культурных связей с финно-угорскими народами свидетельствует вручение в 2001 году в Эстонии руководителю этого творческого коллектива — Владимиру Ромашкину за особые заслуги государственной награды — Ордена Креста Земли Марии.

Должен признаться, что после той передачи в 1996году на телевидении, журнал «Огонёк» признал «судью из Саранска» — «Человеком Недели». Министр юстиции РФ Сергей Степашин в 1997году лично вручил мне памятную медаль русского юриста Анатолия Федоровича Кони, которая мне дорога еще и потому, что на ней выгравированы слова Кони: «Вся моя жизнь прошла на службе правовым и нравственным интересам русского народа…».
…На память о той встрече с моими героями, о годах юности в Казани и зрелости в Саранске, остались лыжи «Фишер» и компакт-диск мордовских песен в исполнении знаменитого коллектива «Торама», записанный в Финляндии.
Но главный подарок для всех, помнящих и любящих и Высоцкого, и Ромашкина – это жизнеутверждающее творчество кумиров, которые родом из Советского Союза.

Список источников:
1. Высоцкий В.С.. Соч. в 2Т. Екатеринбург. — 1994.Т.1. — С.34
2. Арискин И.А. Он был эрзянином. «Эрзянь Мастор» (Страна Эрзян). — №15, 15.08.2016. — С.4
3. Маркс К. Письмо Ф. Энгельсу 12.02.1870 //2-е изд.Т.32.- С.363-364.
4. Берви В.В. В глуши //Современник. – 1856. — №6. – С.164-168. 5. Мартышкин В.Н. В Казани состоялся 1 Международный форум выпускников юрфака. Известия Мордовии. – 29.07.2016. — №82. — С.5; Он же: «Почему граф Толстой мордву защищал…». «Мокшень Правда». – 19.01.2017. — №2. — С. 6; Он же: «Лев Толстой: «Я ведь сам был юристом». LJOURNAL.RU. Monaco. 31 августа 2016. – С.3; Он же: Зов «Торамы». Известия Мордовии. — №13. 7.02.2017. – С. 6.
6. Мартышкин В.Н: «Высоцкий и Малков дали мне вводную в профессию юриста». — С. 136. //Из книги Багаутдинова Ф.Н. Имя в науке. Виктор Павлович Малков. Казань: Издат-во Академии наук РТ,2016.
7. Раззаков Ф.И. Бандиты времен капитализма (Хроника российской преступности 1992-1995 гг.).- М.: ЭКСМО, 1997. — С. 304-305.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

На правах рекламы

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика